Полевые исследования. Надымский городок

Надымский городок расположен в дельте реки Надым на острове, искусственно сформированном культурными слоями различных периодов.

В 1916 году на руинах Надымского городка побывал сотрудник Тобольского губернского музея Г.М. Дмитриев-Садовников. Он описал городок, картографировал, сфотографировал и собрал небольшую коллекцию артефактов.  Из этой информации и схемы месторасположения стало очевидно, что речь идет о том же городке, который в своё время описал Г.Ф. Миллер.

В 1976 году Надымский городок был обследован сотрудником Ленинградского отделения Института археологии АН СССР Л.П. Хлобыстиным. В результате проведенных работ была собрана большая коллекция предметов, составлен план и произведена фотофиксация памятника.

С 1998 года по настоящее время археологической экспедицией под руководством О.В. Кардаша на Надымском городке проводятся комплексные исследования памятника, включающие:

  • Археологические исследования, которые имеют свою специфику в изучении поселений с замёрзшим культурным слоем.
  • Историко-архивные исследования включили в себя работу в архивах Москвы, Санкт-Петербурга и Тобольска. Было выявлено более двадцати картографических и письменных источников, имеющих прямое отношение к истории Надымского городка.
  • Дендрохронологические исследования подразумевали взятие и датировку образцов древесины. Соединение археологических данных с современными позволило построить обобщённые дендрохронологические ряды протяженностью до 1100 лет.
  • Палеоантропологические исследования: в ходе раскопок были обнаружены останки 14 индивидов – жителей городка, были определены их пол, возраст, перенесённые ими заболевания.
  • Археозоологические исследования: в результате работ получено 124 000 остеологических единиц. Кости принадлежат 17 видам млекопитающих, 29 видам птиц и 14 видам рыб. Было выявлено, что Надымский городок был, в основном, зимним населённым пунктом, большую часть занятий населения составляли охота на северного оленя и пушной промысел. Летом жители покидали городок, следуя за стадами дикого северного оленя.
  • Палеоботанические исследования: карпологический анализ культурного слоя Надымского городка не выявил семян и плодов культурных растений; обнаружены семена таких съедобных растений, как морошка, княженика, рябина, черёмуха и жимолость, произрастающих в окрестностях городка. Было выявлено, что надымцы не собирали брюкву, клюкву, кедровые орехи.
  • Этнологическое исследование сочетало полевое этнографическое исследование коренного населения реки Надым, изучение специальной литературы и систематизацию опубликованных источников. Итогом работ стало воссоздание этнической истории населения Надымского района.

В итоге за 10 лет исследований был практически полностью исследован культурный слой середины XVI – первой трети XVIII вв. на площади 750 кв. м мощностью до 2,0 м. Раскопаны остатки оборонительно-жилого комплекса – сооружения в форме овала, вытянутого по оси «северо-запад – юго-восток» размерами 80×40 м, включавшего несколько функциональных зон оборонительно-жилого, хозяйственно-бытового, торгово-гостевого и ритуального назначения. В центре площадки, располагалась жилая зона – комплекс построек внутри оборонительного сооружения общими размерами 35×20 м. Его планировка на период с XVI по первую треть XVIII вв. реконструируется как четырёх-, позднее, шестиквартальное сооружение с единой кровлей, включавшее, в разные периоды, от 12 до 18 построек различной конструкции (архитектуры) и назначения (жилые, хозяйственные). Жилой комплекс опоясывала искусственно сформированная терраса, участки которой имели разное функциональное назначение. На южной части террасы выявлен ритуальный комплекс, включавший кострище, окружённое двумя концентрическими кругами из черепов и рогов оленя, а так же предметами вооружения. При раскопках собрана коллекция изделий из дерева, кости, кожи, ткани, керамики, цветных и чёрных металлов и камня – общей численностью около 6 000 предметов. Материалы комплексного исследования позволяют определить Надымский городок периода XVII – первой трети XVIII вв. как независимый военно-политический центр, зимнюю резиденцию вождя Большой Карачеи - военно-политического объединения (туземного «княжества»), включавшего несколько самостоятельных территориальных общин, располагавшихся в бассейнах рек Надым, Пур и вдоль южного побережье Обской губы.

На сегодняшний день, начаты исследования слоёв XIII-XV вв. В результате получены первые данные, свидетельствующие об основании Надымского городка славяно-финским населением. Одним из доказательств этой гипотезы являются особенности архитектуры Надымского городка, характеризующиеся как русские. Появление таких традиций логично связывать с периодом освоения Севера Сибири населением Северо-Восточной Европы и, в первую очередь, Новгорода Великого. Сейчас о новгородском продвижении по европейскому и сибирскому Северу мы можем говорить не только на основе немногочисленных документальных источников, но и археологических и ставить проблемы дальнейшего изучения. Уже сейчас мы вполне правомерно можем выделить ранние этапы освоения Северо-западной Сибири. Первый этап хронологически определить в рамках XII–XIV вв. и назвать «новгородским этапом» освоения Нижней Оби. Судя по вещевому комплексу, очевидно, что население было неоднородным, аборигены, без сомнения присутствовали и проживали в городке. Вместе с тем, часть вещевого комплекса находит прямые аналогии в вещевых комплексах Северо-Восточной Европы, причём именно эти предметы были изготовлены на территории городка непосредственно жителями и не могли являться предметом торга. Несомненно, на основе анализа вещевого комплекса  и архитектурных строений гипотеза о европейском происхождении основателей Надымского городка требует дальнейшей верификации с помощью антропологических данных.

Материалы Надымского городка – важный источник не только для изучения этногенеза аборигенных народов Севера. Новые данные позволяют рассматривать его, как особо ценный и значимый источник по истории русского государства. Ключевой для раскрытия и понимания истории раннего и позднего периодов колонизации Сибири, не имеющих достаточного числа письменных источников.

Этнографические исследования традиций керамического производства о. Хайнань

12-30 апреля 2018 г. в рамках реализации проекта «Этногенез и антропогенез азиатских народов Северной Евразии (палеоазиаты и азиатский этнический компонент народов Севера)», включающего в себя изучение культурно-исторических процессов на территории Восточной Азии, а именно палеогенезиса азиатских народов Северной Евразии и Западной Сибири, была предпринята первая этнографическая экспедиция на юг Китая, остров Хайнань, под руководством О.В. Кардаша, имеющая своей целью поиск элементов доземледельческой экономики первичной азиатской общности, представители которой могли расселиться по всей Северной Азии и поучаствовать в формировании западно-сибирской расы.

На сегодняшний день вопрос происхождения технологии керамического производства, первого синтетического материала, искусственно созданного человеком, конвергентны или дивергентны ли зафиксированные центры гончарства, не имеет однозначного ответа. Существует общемировая проблема определения места происхождения и распространений технологий керамического производства в раннем неолите, которой посвящают различные европейские гранты, например, «Хронология и периодизация раннего неолита Северной Евразии» под руководством директора Арктического центра Гронингенского университета Нидерландов Питера Джордана. На данный момент зафиксированы несколько центров - в Юго-Восточной Азии, на среднем Хуанхэ, в верховьях Тигра и Евфрата, в районе нижнего Нила. Реализация данных общемировых задач археологии имеет большое значение, мы, как часть этого проекта, зная о том, что существует центр в Юго-Восточной Азии и что керамическое производство не могло возникнуть в Северной Азии самостоятельно, ставим своей задачей установить, как и когда оно распространялось, конвергентно или дивергентно происхождение технологий изготовления керамической посуды, потому как известны датировки первых керамических изделий Северо-Западной Сибири достаточно ранние – конец 6 – начало 7 тыс. до н.э. Для анализа технологий и путей распространения керамических традиций мы обращаемся к одному из наиболее архаичных центров – Юго-Восточной Азии.

Первый этап экспедиции направлен на реконструкцию керамического производства аборигенного населения о. Хайнань – народа ли (黎族). Выбор именно этой этнической общности неслучаен, т.к. их предки прибыли с континента на остров еще в неолите и существование в изоляции в течение многих веков позволило народу ли сохранить многие древние традиции практически в первозданном виде вплоть до наших дней. Целью исследования является введение в русскоязычный научный оборот сведений о малочисленных народах Юго-Восточной Азии в районе Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей (т.е. в районе очага первичного расообразования), ведущих традиционное хозяйство и сохранивших архаичные черты изначальной палеоазиатской культуры, характерной и для народов Северной Евразии.

Археология неолита острова Хайнань изучена крайне скудно и насчитывает только несколько слабо изученных стоянок с керамикой с геометрическим орнаментом. У ли нет письменности, поэтому нет и источников, фиксирующих историю и развитие керамического производства, тем не менее, археологические материалы свидетельствуют о шеститысячелетней истории керамики на Хайнане. Первые письменные упоминания о ли относят нас к династии Хань, а в сунской хронике Чжао Жугуа «Чжу фань чжи (Описание всего иноземного)» (1225 г.) упоминается, что ли «из земли делают котлы и посудой им служат тыквы-горлянки». В цинской «Тянься цзюньго ли дин шу (Книга достоинств и недостатков областей и уделов Поднебесной)» Гу Яньу говорится, что ли использовали «кору как одежду, а глину для котлов». Более подробное описание мы находим у немецкого антрополога Ши Тубо в книге «Народ ли острова Хайнань»: «ли делали сосуды простой формы – урны, горшки, кувшины, блюда».